телега фб инст вк
Смартфон для президента: что стало с уникальными «русскими» гаджетами

Смартфон для президента: что стало с уникальными «русскими» гаджетами

За последние восемь лет к Владимиру Путину и Дмитрию Медведеву показывали большое количество девайсов, якобы полностью разработанных и произведенных на территории России. Мы решили вспомнить, о чем работники госкорпораций врали президентам, а рассмотреть судьбу каждого «абсолютно российского» гаджета.

Apple не напряглась

Российские чиновники решили заниматься импортозамещением еще за несколько лет до санкций. Тогда власти поняли, что незачем русскому человеку отдавать деньги за хорошие американские смартфоны, если можно приобрести плохие, но зато отечественные.

Наверное, примерно с такими мыслями пришел гендиректор государственной корпорации «Ростех» Виктор Чемезов к тогдашнему президенту РФ Дмитрию Медведеву. Чемезов собирался удивить первое лицо государства ультра инновационным смартфоном YotaPhone с двумя автономными экранами и поддержкой сетей четвертого поколения — новым стандартом связи 4G, которого в то время не было даже на загнивающем западе. Причем разработкой и производством девайса должны были заниматься исключительно в России: участие других стран вообще не подразумевалось в концепции русского смартфона.

Однако что-то пошло не так с первых же секунд встречи чиновников. Во-первых, вместо настоящего смартфона или хотя бы действующего прототипа Чемезов притащил с собой какой-то обмылок — натуральную пластмасску, с двух сторон которой налепили наклейки (они имитировали экраны с передней и тыльной стороны YotaPhone). Естественно, проверить работоспособность и посерфить интернет в 4G у президента не получилось бы, даже если бы он взял с собой павербанк. Впрочем, 4G тогда в России ещё и не запустили.

Во-вторых, заявленный ранее «абсолютно наш продукт» оказался не совсем уж и нашим. «Пока, к сожалению, мы  его будем выпускать на Тайване. Но в ближайшее время мы полностью перенесем производство в Россию», — обманул Чемезов президента. На самом деле YotaPhone в России производить так и не стали.

Кроме того, российским юридическим лицом ООО «Йота Девайсез», которая занималась разработкой, владели зарегистрированные на Виргинских островах и Кипре компании. Да и операционную систему Android от американского техногиганта Google невозможно назвать российской разработкой. Про иностранные комплектующие нет смысла и говорить.

Однако главная проблема заключалась в дате выхода: глава «Ростеха» обещал выпустить инновационный российский смартфон уже в 2011 году. Видимо, пластмассовый прототип пришлось довольно сильно дорабатывать, поэтому релиз отложили аж до декабря 2013 года. Презентация смартфона состоялась на выставке CES в Лас-Вегасе, где устройство приняли максимально тепло: концепция телефона с двумя автономными экранами так понравилась организаторам конференции, что они присудили YotaPhone первое место в номинации «Мобильные устройства». К сожалению для производителей, эта награда стала чуть ли не самым значимым событием в истории бренда.

На производство смартфона и рекламу компания Yota Devices потратила более 50 миллионов долларов. Эти деньги шли на создание центров разработки, обучение российских специалистов, организацию сети офисов продаж и подачу огромного количества патентов.

В то время знакомые с вопросом источники в интервью газете «Ведомости» утверждали, что компания вложила слишком много денег в создание смартфонов. По их словам, вендоры-конкуренты тратили по 40 миллионов долларов на производство целой линейки мобильных устройств. Размер инвестиций у Yota Devices был завышен как минимум на 15-20 миллионов долларов, говорили эксперты.

Возможно, производители надеялись, что все их смартфоны раскупят моментально. К сожалению, сложилась обратная ситуация: за первые два месяца компании удалось продать всего 12 тысяч YotaPhone. Для сравнения, в тот квартал россияне приобрели почти семь миллионов смартфонов. Всему виной стали довольно унылые для конца 2013 года характеристики и слишком высокая цена: за девайс просили 20 тысяч рублей (и это до обвала рубля). Пользователям достаточно было доплатить еще пару тысяч и купить новенький iPhone. Да, в нем не было второго экрана, зато он не тормозил и не разряжался через пару часов после включения.

По самым оптимистичным расчетам, на первых YotaPhone компания выручила всего 11 миллионов долларов. Поэтому решено было отрабатывать вложения на втором поколении инновационного смартфона, который показали уже в феврале 2014-ого. Новая версия была успешнее, во многом благодаря рекламе от самого Путина: незадолго до премьеры президент России подарил экземпляр главе Китая Си Цзиньпину.

Уже к концу 2015 года компании удалось реализовать около 100 тысяч смартфонов обоих поколений, но до прибыльности ей было еще далеко. Поэтому производители обещали выпустить еще одну, уже операционно рентабельную модель в конце 2016 года.

Тем не менее к выходу третьей части представители «Ростехнологий» и Yota Devices окончательно забыли, что когда-то мечтали создать российский смартфон. Китайская группа China Baoli выкупила у разработчиков 40% акций (10% из них продал бывший гендиректор Yota Devices Владислав Мартынов) и решила запускать девайс на своей родине. Ну а после выхода смартфона о продаже своей 25-процентной доли заявили и в «Ростехе».  Вот так первый русский смартфон окончательно уехал из России.

Не русский и не iPhone

В том же 2010 году бизнесмены показывали смартфоны не только Медведеву, но и Путину. Так, председатель совета директоров АФК "Система" Владимир Евтушенков презентовал тогдашнему премьер-министру «русский iPhone» — девайс под названием МТС 945 ГЛОНАСС, разработкой которого якобы занимались ребята из «Мобильных Телесистем». Однако на самом деле русское в смартфоне было только название и логотип.

Как выяснилось чуть позднее, за производство отвечала китайская корпорация ZTE. Кроме того, МТС 945 ГЛОНАСС работал на базе американского мобильного процессора Snapdragon. Никакой «русской» операционной системой там тоже не пахло: на борту стоял уже безвозвратно устаревший Android 2.2 от опять же американской Google.

Основным преимуществом девайса должно было стать наличие комбинированного приемника GPS/ГЛОНАСС. В теории, поддержка обработки сигнала российской спутниковой сети позволяла владельцам с высокой точностью определять местоположение в пространстве — полезная функция в сервисах для навигации. Тем не менее пользователи ясно дали понять, что на подобные фишки в телефонах им наплевать.

На встрече с премьер-министром Евтушенков утверждал, что размер первой поставки составит аж 500 тысяч «русских iPhone». Позже представители ZTE уменьшили эту цифру в пять раз, однако и это было враньем. После сокрушительного провала в менеджменте китайской компании признались, что в первой партии было всего пять тысяч устройств (в сто раз меньше заявленного), причем МТС продавала их целых полгода.

Причинами настолько грустных результатов стало полное непонимание производителей тенденции смартфоностроения и жажда наживы. Мало того, что они показали телефон с отвратительным экраном (3,2 дюйма с разрешением 240х400) и ужасными даже для того времени характеристиками (130 Мбайт свободного места), так еще и заломили цену в 11 тысяч рублей. За эти же деньги можно было купить гораздо более мощные устройства. Евтушенко пытался продвигать телефон с помощью поддержки ГЛОНАСС, но даже реклама самого Путина и звание «русского iPhone» не помогла продажам изначально бездарного китайского МТС 945 ГЛОНАСС.

Худшее - детям

В декабре 2015 года глава «Ростеха» Сергей Чемезов решил снова порадовать президента целой россыпью «полностью российских» гаджетов. Однако хотелось бы остановить внимание на электронном учебнике для студентов.

По словам Чемезова, девайс выполнен на базе планшета с двумя экранами YotaPad от уже знакомой компании Yota Devices. Первый экран школьники смогут использовать для рисования и составления заметок, ну а второй, выполненный по технологии электронных чернил, позволит с удобством читать книги и учебники.

«Это наше производство, чисто российское, наша архитектура, но комплектующие могут быть, конечно, иностранные… Экран, кстати, сделан на базе предприятия, созданного Нанотехнологиями, это их производство», — хвастался глава госкорпорации. Правда, он забыл упомянуть, что сборка также происходит далеко от России.

Через два года рабочие девайсы раздали нескольким тысячам школьников и учителей. Разработкой планшетов занимался Национальный центр электронного образования (НЦЭО). Только вот журналисты сразу же обратили внимание на очень интересные детали. Во-первых, планшеты до боли напоминают устройства enTourage eDGe — американские компьютеры, выпущенные компанией Pleiades Publishing еще в 2012 году. А работает девайс под управлением еще более древней ОС Android 2.2. В общем, от YotaPad здесь не осталось и следа.

Во-вторых, «российское» устройство стоит слишком дорого: более 25 тысяч рублей. Это легко можно посчитать, зная, что на пилотный проект из 8 тысяч девайсов потратили 300 миллионов рублей. При этом американский enTourage eDGe продается на eBay всего за 30 долларов.

Учителя также рассказали, что девайсы весят по полтора килограмма каждый, а загружаются они по три с лишним минуты. Не очень технологичное решение.

Как пояснили «создатели» планшета из НЦЭО, два девайса похожи неслучайно: еще в 2010 году российские производители выкупили у американцев права на использование схожего форм-фактора для своих разработок. Однако производители не просто своровали дизайн, но и «серьезно доработали планшет технически». В качестве примера разработчики назвали модернизированный основной экран (был резистивный, а стал емкостный), появление второй камеры и ударопрочный корпус.

Что касается цены, то она завышена из-за «сложных технических решений» и написанными специально для планшета учебными программами. Впрочем, сотрудники НЦЭО говорят, что школьникам о стоимости волноваться не стоит, потому что они получают устройства бесплатно.

Пока что «российские» планшеты получили школьники и учителя из регионов. В 2018 году НЦЭО собирается проверить, насколько внедрение электронных учебников поможет детям. Если результаты пилотного проекта окажутся положительными, то через 10 лет с полуторакилограммовыми и лагающими планшетами будут ходить по всей России.

iЧубайс

Забавно, но за несколько лет до Чемезова в России уже хотели внедрять планшеты для школьников. Только тогда с этой идеей к Путину пришел глава «Роснано» Анатолий Чубайс. Он продемонстрировал уникальный девайс, основное отличие которого от всех остальных заключалось в способе изготовления. По словам Чубайса, планшет сделан на основе пластика без кремния, а гнущийся дисплей создан при помощи технологии электронных чернил. В общем, Путину показали обычную читалку российского производства.

Также Чубайс похвастался, что устройство весит совсем немного. Поэтому школьники вряд ли пострадают, даже если захотят избить друг друга уникальным изобретением.

По предварительному расчету, планшеты должны были стоить около 12 тысяч рублей. Если бы эксперимент удался, то «Роснано» построила бы в Зеленограде специальный завод для производства школьных гаджетов за 700 миллионов долларов.

К счастью или к огорчению для россиян, план Чубайса провалился, хоть Путин и дал добро. В 2017 году глава «Роснано» заявил, что компания сделала прототип планшета, но в серию пустить его так и не смогли. «Нас за это ругают, но с другой стороны, отказавшись строить завод по производству этих планшетов, мы предотвратили потери», — гордо похвастался неудачей Чубайс.

Он также добавил, что идея инновационного проекта жива до сих пор: китайцы получили дотации на гибкий планшет, когда-то показанный Чубайсом. Может, хоть где-то мы его все-таки увидим.

Отечественная финская операционка

Когда отечественные производители окончательно убедились, что их кривые смартфоны обычным пользователям даже бесплатно не нужны, они захотели ударить по самому больному месту: по чиновникам и корпоративному сегменту. В компании «Открытые мобильные платформы» (ОМП) приняли решение делать упор на «самую российскую» операционную систему, которая позволит общаться и сидеть в интернете без боязни прослушки с загнивающего запада. Новая ОС получила название Sailfish Mobile OS RUS, однако здесь все не так просто: недостаточно добавить слово RUS, чтобы сделать операционку полностью отечественной. Однако политикам это знать не обязательно, посчитали производители.

«Он не связан ни с какими сервисами зарубежными, так что точно не отключат», — объяснили представители компании Дмитрию Медведеву, который стал одним из первых обладателей уникального смартфона INOI R7. Дело было на международной выставке «Импортозамещение». https://lenta.ru/news/2017/09/12/ne_ayfonchik/

Для начала хотелось бы разобраться в самой операционной системе. В действительности к России она имеет очень отдаленное отношение. Разработкой Sailfish в 2012 году занимались выходцы из Nokia, которые отпочковались от финской компании и создали отдельную под названием Jolla. Разработчики делали упор на нескольких вещах: во-первых, полном отсутствии кнопок навигации. Все действия со смартфоном должны были выполняться только жестами. Во-вторых, Sailfish поддерживает шифрование на уровне операционной системы — большой плюс для госкомпаний.

Несмотря на преимущества перед другими ОС, стать популярной ей было не суждено, ведь тягаться с Android и iOS не было никакого смысла, это уже показал опыт Windows Mobile. Поэтому Sailfish развивалась только за счет гиков-энтузиастов, которые вкладывали деньги в краудфандинговые проекты Jolla. Однако ситуацию спасли русские инвесторы: в 2015 году российский бизнесмен Григорий Березкин стал одним из главных акционеров компании. Уже в следующем году предприниматель создал ОМП и начал разрабатывать российскую версию Sailfish. Впрочем, слово «разрабатывать» здесь подразумевает лишь интеграцию сервисов «Яндекса» и локализацию.

Однако даже эти мизерные усилия каким-то образом помогли ОМП выиграть тендер Минкомсвязи по импортозамещению мобильной ОС. Разработчики попросили у государства 1,89 миллиарда рублей, но Минэкономразвития отказалось выдавать грант таких размеров. Тем не менее Sailfish Mobile OS Rus внесли в Единый реестр мобильных программ: таким образом полностью финская ОС стала первой официальной российской операционкой.

Ну а дальше оставалось дело техники: собрать дешевейший китайский телефон и продать его подороже чиновникам и бизнесменам. 15 тысяч экземпляров INOI R7 стоимостью 12 тысяч рублей сразу же заказала «Почта России». Глава ОМП Павел Эйгес незадолго до выхода телефона заявил, что надеется продать полмиллиона устройств.

Помочь ему в этом решил «Ростелеком», который уже готов купить 75% компании ОМП, чтобы впаривать «российские» смартфоны сотрудниками федеральных министерств и ведомств. Минкомсвязи уже обсуждает такую возможность с некоторыми ведомствами. Посмотрим, что из этого получится, когда компания опубликует официальные данные по продажам смартфона.