телега фб инст вк
Студент, переводчик и бизнесмен. Три истории из приюта для бомжей

Студент, переводчик и бизнесмен. Три истории из приюта для бомжей

В промзоне недалеко от Химок стоит трехэтажный дом. Во дворе посажены деревья, разбит небольшой огород. Кто-то выходит сюда покурить, кто-то — погулять по территории. Расположить приют в жилом квартале практически невозможно: многие против такого соседства.

«Люди без определенного места жительства попадают в „Теплый прием“ с лестничных клеток, из подвалов, прихрамовых территорий и больниц. Мы сотрудничаем с уличными службами, а раз в неделю наш автобус выезжает по адресам, где обычно собираются бомжи. Но никого не забираем силой. К нам поступают только те, кто хочет изменить свою жизнь», — рассказывает директор приюта Илья Кусков.

Изменений хотят не все. Вот привезли человека в приют. Отправили в душ, начали санитарную обработку его одежды и его тела. И если бомж говорит, что хочет обратно к своим друзьям, на «свою» лестницу и в свою жизнь — никто не станет отговаривать. А если он все-таки готов попробовать заново, его отправляют на анализы. В течение недели человек живет в изоляторе, пока в лаборатории изучают, есть ли у него заболевания, опасные для окружающих. Нет? Тогда через неделю ему определяют место в комнате.

Игорь

Игорю 69 лет. Был переводчиком, стал бездомным

«А это у нас Игорь!» — Илья Кусков заходит в палату на первом этаже. Телевизор, две кровати, инвалидное кресло, костыли. Игорь и его сосед Сергей приподнимаются с подушек. Здороваются. Начинают шутить: «А вы к нам навсегда? А в какой комнате жить будете? Так я вечером зайду, поболтаем, пообнимаемся?»

Игорю 69 лет. В советское время он был переводчиком с английского и немецкого. Много ездил по миру. Хорошо зарабатывал. У него была семья, росла дочь. Но была и слабость — другие женщины.

«Я был еще тот „ходок“! А теперь... я день рождения вчера кефиром и сметаной отмечал. Ну куда это годно? Тоскливо мне. Хотя грыжу вырезали, ноги заживут, и я это... уже могу! Еще могу! Ого-го как могу», — говорит мужчина.

Зимой бывший «ходок» сломал шейку бедра. В пожилом возрасте такие травмы практически не заживают. Сожительница Игоря не стала забирать из больницы: ей инвалид не нужен. Так мужчина попал в «Теплый прием», где заново учится ходить.

«Дочь иногда к нему приезжает, но ей с ним сложно: слишком сильная обида. Она помнит, как со школы приходила домой, а там папа с другой дамой. Как мама плакала, помнит. И столько лет потом без отца жила, что сейчас с ним нянчиться не готова. Поэтому Игоря мы сейчас оформляем в Дом инвалидов», — объясняет сотрудница приюта.

И хотя Игорь скучает по веселым посиделкам и недоволен кефиром в свой праздник, снова оказаться в том состоянии, которое было до приюта, не готов.

«Там не друзья, там собутыльники, — объясняет Игорь. — С ними ненадежно: помру, а никто и не заметит. Надо дожить потихоньку. В Доме инвалидов обзаведусь новыми знакомствами, может, женщину встречу. Ну, чтоб не скучать!»

Евгений

Женя ждет вступительных в МГУ, а пока читает фантастику

Евгений готовится к поступлению в МГУ. Точнее, к повторному поступлению. 21-летний юноша с детства мечтает стать программистом. В детском доме он много времени уделял книгам по экономике и информатике. Но когда пришел в университет, стал часто опаздывать, пропускать пары.

«Ну, есть у меня такая черта — редко прихожу в нужное время. И хорошо если опоздал, пришел, сел тихонько — нет же! Преподаватели обращают на тебя внимание всей группы. Ставят у стенки, отчитывают перед всеми... Поэтому, если я понимал, что опаздываю, просто не приходил. В итоге остался без образования и общаги», — рассказывает Женя.

После отчисления он пытался устроиться на работу. Но поскольку родился Евгений в Кемеровской области, а его детский дом находится в Иваново, московской регистрации у него нет. А без нее на работу не брали. В зале ожидания одного из московских вокзалов Женя решил потратить последние мегабайты интернета на телефона на поиск приюта.

«Здесь, в „Теплом приеме“, я готовлюсь к экзаменам, много читаю, есть вай-фай, поэтому смотрю кино. Иногда сюда приезжают более-менее молодые мужики, с ними можем и поболтать. Мне бы уже начать самостоятельную жизнь. Не хочу, как мои ребята из детдома, работать непонятно где, бухать, шляться. Я нормальный», — Женя загружает электронную книгу. «Лучшее из российской фантастики» написано на экране. — «Вот тут выдуманная жизнь, а у нас — настоящая».

Сергей

Бригада Сергея. Сам Сергей — справа

Причин, по которым люди оказываются на улице, очень много. А вот причин, чтобы с улицы вернуться в нормальную жизнь очень мало. В приюте некоторым помогают найти родственников, с которыми когда-то прервалась связь. Некоторые находят здесь работу. Некоторые — друзей. Сергей нашел все сразу!

Он был успешным бизнесменом. Но во время экономического кризиса 2008 года его подставили компаньоны. Ему пришлось объявить о банкротстве. Тут же от него отказалась семья. Мужчина оказался на улице. Но ровно на сутки! Его отец позвонил в «Теплый прием» и попросил поселить Сергея в приюте, потому что у него «слишком тесная жилплощадь».

«Когда Серега к нам поступил вообще на себя непохожим. Не улыбался совсем. Но постепенно из депрессии начал выходить. А какой „рукастый“! Проводку нам починил, телефон собрал, всякие технические штуки тоже ремонтировал. Золотой мужик, короче говоря», — рассказывает директор «Теплого приема» Илья Кусков.

В приюте Сергей встретил Руслана, Виталю и Женю. Мужчины пришли сюда с разницей в месяц. Кое-кто из них был пьяницей со стажем, другой в тюрьме сидел, третьего тоже судьба «помотала» в течение 10 лет по подвалам и подворотням. Но Сергей смог их «зарядить» желанием жить! Он убедил мужчин, что, сколотив бригаду, найти работу будет намного легче. Целыми днями друзья пропадали в компьютерном классе, просматривали варианты, размещали объявления, ездили на собеседования, и, в конце концов, их пригласили. Сейчас они работают на стройке, на большом объекте в Подмосковье. Недели работы им хватило, чтобы полностью освоиться и устроиться в общежитие. Иногда заглядывают в гости в приют. Навестить тех, кто уже стали своими, познакомиться с новенькими.


Когда человеку плохо, нужно, чтобы кто-то его поддержал. Бомжей поддержать некому. В приюте они чувствуют себя хоть кому-то нужными.

Директор Илья Кусков (справа) поддерживает каждого в приюте

«Мы действительно в них верим», — говорит директор. — «Когда люди к нам попадают, то часто говорят: “Да какой смысл стараться? Я уже отработанный материал”. Но ведь это не так! Здесь они находят друзей, здесь понимают, что никто не считает их отбросами. Да, оступились. Да, наделали глупостей. Каждый из наших жильцов может начать жить, если начнет что-то делать. Мы же станем ему семьей, опорой и поддержкой. А с этим богатством можно горы свернуть, если захотеть, конечно».

Наталия Хомякова

Автор: Наталия Хомякова

классный автор, хороший человек