телега фб инст вк
Евгений Пахтусов — первый русский гончар-стример

Евгений Пахтусов — первый русский гончар-стример

YouTube и Twitch транслируют разноцветный контент. Геймеры, сотнями осаждающие игровые новинки. ASMR-девицы с кукольными лицами. Фрики типа Гобзавра и Валакаса. Но есть и исконно-русский канал, который не мог не зацепить ЩИ. Стример Евгений Пахтусов — гончар. Он месит глину онлайн.


«Вот круг, вот глина»

Евгений живёт и работает в Городце, что в Нижегородской области. Чем он только не занимался за свои 27 лет. Он трудился на стройке, охранял магазин, администрировал компьютерный клуб. Даже поднимал деньги в WOW. А гончарным делом Евгений занялся по двум простым причинам: а) развалился завод и б) работать стало негде.

— Учитель в художке просто позвала работать и всё. Захотелось — научился, — рассказывает гончар. — По разным городам ездил, книжки читал. Вот круг, вот глина. Народному промыслу специально, может, и учат, но не в нашей деревне. Особо и спросить не у кого: никто не умеет. В основном обучался по интернету, но много нюансов узнал у людей. Гончаров объездил, в Богородске был. На фестиваль к нам приезжали люди. Узнавал из уст в уста всякие мелочи. Так и научился. Особо ещё не умею. Чтобы все отрасли познать, понадобится лет 50. Нет предела совершенству.

Евгений Пахтусов во всей красе

Зачем он это делает?

Пожалуй, гончаров можно охарактеризовать упрямым и волевым внутренним духом, потому что дорога к профессионализму в этом ремесле лежит через тысячи уроков и расколотых изделий. К гончарному кругу Евгений приблизился скорее благодаря личному мировоззрению и, как ни странно, компьютерному клубу.

— Когда пришел в клуб, примерно 30 ребят играли в одну компьютерную игрушку. Получалось у нескольких. Я заинтересовался и в конечном счёте стал играть лучше всех. Затратил на это меньше времени. В гончарном деле было так. У меня не получилось ни в первый раз, ни через неделю. И это было странным для меня. Я что ни начинаю — всё выходит, а тут *** [фигак]  — не выходит. Ты тратишь кучу сил и времени, и не получается. Именно это «неполучание» стало для меня мотиватором. Было бы всё легко, возможно, я бы этим не занимался. Всю жизнь надо потратить, чтобы чего-то достичь. Как в компьютерной игрушке. Правда, у кого-то с годами ***** [ничего] не получается, а кто-то миллионы сшибает, потому что могёт.

За работой

Деньги не стали мотиватором для гончарного мастера. На вопрос, кайфует ли Евгений от своего занятия, он отвечает:

— Вы серьезно? (усмехается) Ты тратишь в день часов по двенадцать в течение месяца и получаешь за это 30 тысяч рублей. Это если повезло, если ещё всё хорошо обожжётся. А так может и десять тысяч, а может и вообще прогоришь.

Собственной мастерской у Евгения нет. Он работает в доме матери. Всё необходимое для дела он собрал собственными руками.

На металлобазе я нашёл уголки. Деревяшки — на помойке. Тазик там же. Это всё сварил и сделал гончарный круг. Печка — это две пачки кирпича. Можно кирпичи на свалке найти. Для глины ничего не надо. Берешь лопату и пошёл копать. Народный промысел ничего не стоит, кроме времени.

Можно месить. Выкручиваем изделие на ножном гончарном круге. Сушим его от двух до десяти дней. Обжигаем в дровяном горне. Нагретую до 1000 °С керамику макаем в молоко и муку. Керамика, шипя, «обваривается». Вроде бы всё, но дальше остается уповать на случай. Долгий и тяжелый труд зачастую бывает бесполезен. В печке могут лопнуть изделия, поэтому приходится начинать всё сначала.

Гончар и девочка

— Проблема бывает из-за глины. Потратишься на плохую глину, лопнет кружка. Три года мучился с этой проблемой, пока не начал спрашивать, искать в интернете. Теперь копаю глину сам. С дровами иногда долго. Пока выпишешь их, наколешь, высушишь. С интернетом в деревне не очень, чинят через сутки-двое. Остальные проблемы решаемы. Круг сделан из говна и палки — можно и починить.

Евгений изготавливает любые изделия. Он утверждает, что клиенты больше любят лепнину на кружках, что-то необычное, поэтому приходится изощряться. В последнее время доход гончару приносят смотрящие, которые заказывают изделия со своими никами или любимой символикой.

Облачное будущее ремесла

Одному Евгению месить глину тяжко. У него много годных идей развития дела. Однако местные власти не заинтересованы гончаром, что катастрофически тормозит прогресс.

— Не вижу смысла идти с протянутой рукой к нашим депутатам. **** [К черту] пошлют. Было бы замечательно открыть, например, курсы моторики рук, помочь людям запустить небольшое производство туристическое. Наладить оборудование, научить людей, сделать их конкурентоспособными, распределить функции. И крафтить, например, статуэтки к чемпионату Dota. Правда начать с нуля, без денег, в России невозможно. Гончарный круг нормальный стоит 70 тысяч.

Сегодня Евгений получает заказы в основном от зрителей его стримов на YouTube и Twitch. Или, как выражается сам гончар, «загнивающий запад предоставляет деревенскому россиянину возможность подработать».

— Сначала стримил игры. Играли с одним пацаненком из Москвы. Предложил ему сделать кружку. Хочешь, говорю, даже трансляцию включу. Он позвал стримеров, они меня захостили. Так и начал стримить глину полгода назад.

Месить глину на камеру тяжело морально и физически. Это как выполнять два дела одновременно. Евгений тратит много сил на общение со зрителями. При этом он сам формирует себе аудиторию.

Школьников отсеиваю. Это процентов 95. Стримлю для 30 человек. Меня это устраивает. Кстати, интересный момент. Некоторые заходят впервые и меня хейтят: «Ты дурак, сидишь, в говне ляпаешься». А потом проходит время, и они заказывают кружки.

Путин, Кадышева и Стримфест

Гончар вспоминает о людях и событиях, связанных с делом. От форума «Селигер» остались дурацкие впечатления. Заработать почти ничего не удалось, дорогу организаторы не оплатили, отдыхать участников устроили в палатках. Но чудо свершилось. Евгения повторно позвали на форум, где был верховный главнокомандующий. После мастер-классов детям, гончар пообщался с Путиным. Президент расписался Евгению на кринке.

Стоимость кринки возрастает в 50 раз

Надежда Бабкина приезжала на экскурсию в город. Певица заинтересовалась промыслом. Убедившись в сложности дела, она расстроилась и ушла.

Евгений побывал на «Стримфесте». Он готовился к нему в течение двух месяцев, наделал чашек с логотипами. Выручки от продаж не хватило на обратную дорогу. Зато гончар приятно удивлён, хотя и скрывает это, что на фест пришли его постоянные зрители.

«Народные промыслы — это пыль в глаза»

Народный промысел обесценивают и в Нижнем Новгороде. Вывеска киоска различной спортивной символики кричит: «Ручная работа». Но на деле оказывается, что изделия штампуют из пластмассы.

— Народные промыслы — это пыль в глаза. В лавках просто наштампованна китайская **** [ерунда]. Хотя у нас люди могут сделать всё вручную, вырезать из дерева, расписать кистью. Продавцам это невыгодно. Мой труд не оценивается и людьми. Они не понимают, почему одна кружка стоит 30 рублей, а другая пять тысяч. Не понимают, что по себестоимости одна выходит пять рублей, а на другую человек тратит месяц. «Какого **** [черта] так дорого?»

Несмотря на плачевную ситуацию, Евгений уважает своё дело. Уважает его за сложность и капризность, за все нюансы и даже за близость к вымиранию. Он не смеет даже сравнить текущую работу со всеми своими предыдущими.

Гончар и девочка

Гончар относит себя к творческим людям, созидающим своими руками. Он месит глину вопреки, держит себя выше разрушения промысла и иронично ко всему относится. Если у Евгения спросить, о чём он думает, когда месит глину, он удивится:

— Ни о чём не думаю. Делаю и всё. Жёсткий вопрос.

Пока Городец одолевает летний зной, Евгений не садится за гончарный круг. Он строит дом, с женой растит детей, даёт мастер-классы. Свою деятельность, посмеиваясь, называет «выживанием в деревне». Евгений счастлив, хотя желал бы родиться в другом месте и в другое время.

Автор: Борис Шигин