телега фб инст вк
Травматолог, автослесарь и работник музея рассказали в Твиттере всю правду про работу

Травматолог, автослесарь и работник музея рассказали в Твиттере всю правду про работу

Прошлым летом в Twitter появились треды вида «Один лайк — один факт»: за лайки люди делились интересной информацией о том, в чем они хорошо разбираются. ЩИ собрали свежие истории из жизни представителей совершенно не связанных друг с другом профессий: травматолога, автослесаря и работника музея.

Автослесарь

Автослесарь Алексей

Твит жителя Новосибирска Алексея Понедельченко, проработавшего в автосервисах пять лет, собрал около 1,5 тысячи лайков за несколько дней. Алексей написал о том, кого берут в автосервис, поведал об особенностях работы в автомастерских и описал случаи, которые помогут выявить мошенничество.

«В автосервис берут людей абсолютно любых профессий. Или без профессии вовсе. Главное, чтоб не бухал, не торчал и не был дебилом. Три четверти сотрудников не имеют профильного образования и примерно одна шестая — никакого кроме школы», — пишет он.

Основная задача автосервисов не ремонт машин, а зарабатывание денег. Почти у всех сервисов есть план по продажам, и если он не выполняется, клиентам могут попытаться продать что-то, что им может быть не нужно  — например, воздушный фильтр.

Лучшими сотрудниками, по словам Алексея, считаются те, кто делает быстро, а не качественно. Средние зарплаты — 30-35 тысяч за 19-20 рабочих дней по 12-14 часов.

«Зарплаты в сервисах всегда дают в середине следующего месяца. Так меньше увольняются. Перед получкой только дураки уходят: кинут же как пить дать. А так кинут только на две недели», — отмечает Понедельченко. Спрашивать о зарплатах не принято, иногда сотрудники просто молча ждут до 10 вечера, а потом им говорят, что «сегодня не будет».

Он поделился лайфхаком с тем, кому негде оставить машину на время отпуска: записаться на проверку ходовой части автомобиля в сетевой автосервис. Это будет дешевле, чем оставлять машину на стоянках.

Не стоит стоять над душой у слесаря во время работы: специалист начинает волноваться и работать хуже.

По словам Алексея, работа в автосервисе почти обязательно чревата психическими расстройствами в том или ином виде. «Если вы ответственный чувак, вам в автосервисе делать нечего. Денег не заработаете, а вот депрессию легко», — пишет он.

Делать машины друзьям сотрудники автосервиса не любят, потому что друзьям нужно делать «долго и хорошо», а это идет вразрез с политикой любого автосервиса.

Алексей также назвал необоснованными слухи о том, что сотрудники сервисов крадут у клиентов масло и автозапчасти. За годы работы в этой сфере такого не было ни разу.

В автосервисы не любят устраивать официально. Некоторые сотрудники просто уходят домой и больше не возвращаются. Отпуска в автосервисах не приветствуются и часто не оплачиваются.

Травматолог

Травматолог Влад

Твит травматолога Влада собрал более восьми тысяч лайков: пользователи шутят, что, если автор действительно напишет по факту на каждый из них, в ближайший год времени на работу у него вообще не останется. «Завтра выходной, а потом придется туговато», — написал он в ответ.

Влад написал множество фактов о переломах и других травмах, а также о том, что отличает добросовестного врача от недобросовестного.

Он «обрадовал» пользователей тем, что от переломов умереть почти невозможно, а вот стать инвалидом — запросто. «Особенно в этом плане коварны лодыжки», — уточняет Влад.

Он также поясняет, что переломы могут смещаться и в гипсе, поэтому «добросовестные» врачи делают много разных снимков.
От переломов Влад перешел к порезам. Если вы порезали себе палец или кисть, он советует сразу вызывать «Скорую», а не идти в травмпункт.

«Дело в том, что кистью занимаются специальные врачи - кистевые хирурги. Лучше, если вы сразу окажетесь у них, это гарантирует вам то, что все пальцы у вас будут сгибаться и разгибаться в прежнем объеме», — отмечает он.

Если у человека оторвало руку или ногу, за первую травматологи будут бороться до конца, а вот ногу может быть «проще отрезать». Ситуация может сложиться так, что ногу спасут, но человеку понадобятся годы восстановительных операций, тогда как с протезом человек может вернуться к трудовой деятельности уже через месяц. По словам Влада, протезирование нижних конечностей развито достаточно неплохо, а некоторые пациенты, которым спасли ногу, после очередного возвращения в больницу говорят, что лучше бы отрезали».

Современная травматология — высокотехнологичная наука, травматологи могут вылечить любой перелом, однако именно этих специалистов первыми заменят роботами, утверждает Влад.

Большинство пациентов травматологии (60%) даже в будние дни — люди в состоянии алкогольного опьянения. В таком же состоянии, как считалось, находилась бригада травматологов в девяностые годы. Сейчас, по словам Влада, такого уже нет.


Сотрудник музея

Юзерпик пользователя «Зубы Константинова»

Твит пользователи с ником Зубы Константинова о музейной жизни собрал около 200 лайков. Он рассказал о том, кто идет работать в эту сферу, кому тяжелее всего проводить экскурсии и какими несомненными преимуществами обладают сотрудники музея.

«Большинство работников музея — это или студенты магистратуры/аспирантуры, которые искали работу по специальности, или тетки за 40 лет. Другие категории крайне редки, в силу малой оплачиваемости и специфичности работы», — утверждает он.

Молодежь при этом обычно не работает в музеях больше трех лет. Остаются только те, у кого не получается найти другую работу.
При этом у сотрудников любого музея, даже какого-нибудь захолустного, есть возможность бесплатно приходить во все музеи страны.

Чтобы поменять местами два предмета на витринах, обычно приходится заполнять огромное количество бумаг. Из-за постоянной бумажной волокиты и необходимости отчитываться перед вышестоящими инстанциями работники музеев редко проявляют инициативу.  

Почти в любом музее есть уникальные экспонаты, причем некоторые из них работники музеев часто приобретают на развалах. Иногда то, что не удалось сбыть на развалах, продавцы приносят им.

Он призывает не критиковать экскурсоводов, которые что-то забыли: им приходится учить по 20-30 страниц текста. При этом они обязаны продолжать говорить, даже если часть экскурсантов начинает вести себя неадекватно — «препираться, трогать все вокруг, теряться». Сложнее всего проводить экскурсии школьникам.

«Иногда в музее я чувствую себя как в психушке или фильме Дэвида Линча. Часто сомневаюсь в психической адекватности работников музея со стажем», — признается он в одном из твитов.

Это три свежих треда. До этого своими секретами делились представители других профессий, в том числе психотерапевты, рекламщики, работники общепита и другие.