телега фб инст вк
Афроамериканец выучил русский язык, чтобы петь русский рок

Афроамериканец выучил русский язык, чтобы петь русский рок

Чейз Винтерс (Chase Winters) — американец, который так полюбил русский язык, что стал перепевать на нем «Гражданскую оборону» и другие рок-хиты, а также писать собственные песни. В июле-августе у Чейза второй в его жизни тур по России. Музыкант рассказал ЩАМ о вежливых гопниках, любимых русских песнях и собственном творчестве.


Винтерс занимался музыкой задолго до того, как запел каверы на хиты русского рока и стал знаменитым в России. В детстве он слушал Майкла Джексона и хотел петь и танцевать так же. В юности он играл в нескольких группах. Позже он стал выступать в клубах в Нью-Йорке. Где-то восемь лет назад Чейз работал с людьми из России и полюбил русский язык.

«Я работал на заводе в восточном Нью-Йорке. Очень опасный район, на самом деле. И там я впервые услышал русский язык. Мне он показался очень красивым. Я начал учить язык самостоятельно, сам выучил алфавит и так далее», — рассказывает он.

Интервью Чейз предпочитает давать на русском. «Мы же в России», — говорит он с улыбкой. Его русский действительно на очень хорошем уровне, особенно если учесть, что музыкант учил язык сам. Он жалуется, что у него не все в порядке с грамматикой, но во время разговора это почти незаметно.

Желание петь на русском возникло у него, по его словам, совершенно естественно: «Я начал слушать русскую музыку и подумал, что было бы круто попытаться петь на русском языке».

Чейз перепевал огромное количество хитов русского рока в исполнении таких групп, как «Гражданская оборона», «Наутилус Помпилиус», «Агата Кристи», «Сектор Газа», «Король и Шут», «Сплин», «ДДТ», даже «7 расу». Недавно он записал вместе с Федором Чистяковым из группы «Ноль» русскоязычную версию песни «Imagine» Джона Леннона в весьма своеобразной аранжировке.

— Чем вам так нравятся русские песни?

—  Мне кажется, многие не осознают, что русская музыка вообще есть и что в ней есть такие хорошие, легко запоминающиеся мелодии. Например, песня «Зоопарк» «Гражданской обороны». На самом деле это очень попсовая песня. Текст сложноватый, двусмысленный, но это очень веселая музыка. Я бы даже сказал, что это похоже на... забыл, как называется (вспоминает)... «Gogol Bordello»!

Мне нравится не только русский рок, я слушаю и русский поп, русский рэп (среди прочих Чейз делал каверы на Басту, Натали и «А-Студио» Прим. ред). И если мне что-то нравится, мне хочется это спеть.

— А откуда вы знаете [создателя группы «Ноль»] Федора Чистякова?

— У нас есть общий друг журналист. Федор написал ему, что хочет связаться со мной. Мы встретились в Нью-Йорке несколько раз. Он пригласил меня сделать кавер-версию «Imagine». Он очень добрый и хороший человек, сотрудничать с ним — большая честь. Я знаю, что он легенда. Вообще, это странное чувство, когда у тебя появляется возможность встретиться с такими людьми. Это как сон. Это странно, но это круто.


Вы сейчас живете в Москве?

— На несколько месяцев я тут, да. Пока у меня тур. Потом я вернусь в Нью-Йорк.

— Расскажите про тур (Чейз уже отыграл в Москве, впереди Казань, Санкт-Петербург, Краснодар, Ростов-на-Дону и снова Москва — Прим. ред).

— Этот тур, как и предыдущий по России, два года назад, я организовывал сам. Тогда все было очень просто, нужно было просто написать организаторам, что я хочу сделать концерт. В этот раз все было почему-то сложнее — наверное, потому что лето.

— Может, еще из-за того, что тогда вы были один, а теперь поедете с музыкантами.

— Да, тогда был только я с акустической гитарой. У меня был разговор с одним тур-менеджером, который обещал помочь с организацией, а когда я приехал в Москву, оказалось, что в нескольких местах отказались и все такое. В итоге я за месяц организовывал все сам. Было очень сложно, но я справился (улыбается).

— Что за музыканты будут с вами в туре?

— Просто российские музыканты. С девушкой, которая поет со мной, мы познакомились в Штатах, а сама она из Питера. Мы были на связи, я позвал ее делать тур вместе. Остальных музыкантов я нашел в интернете, через группы во «Вконтакте».

— Расскажите про ваш последний EP «Это на вкус как болезнь». По музыке он совсем не похож на русский рок.

— Это мой второй проект на русском языке. Уже на первом EP я пытался добиться разнообразия, там было несколько рок-песен, а остальные другие по жанру. Я когда начинаю работать над песнями, не думаю о том, в каком жанре это будет. Я просто пишу, и что получается, то получается. В Штатах я все пишу сам, но иногда местные музыканты мне помогают. Например, соло-гитары записал мой друг Эндрю, отличный гитарист.

— Музыка на нем звучит очень бодро, а тексты на контрасте довольно мрачные.

— Я даже не знаю, почему тексты получаются такими. Сам по себе я человек очень веселый, счастливый. Но мир очень жесток, на самом деле, есть много приятных вещей, но есть и масса проблем. Из-за этого песни получаются такими, не очень светлыми.

Например, песня «Все будет потрясающе». Дело в том, что у нескольких моих друзей умерли родственники. И я думал, что надо сказать, что все хорошо, хотя на самом деле все уже не так хорошо. Песня как раз об этом.

— Девушка, которая в этой песне поет, это и есть та ваша знакомая из Питера?

— Нет, в этой песне нет. Это SVRNY (Северная), моя подруга из Орехово-Зуево. Она нашла меня несколько лет назад, когда я начал делать каверы, и предложила сделать что-нибудь вместе. Ее группа в моем туре выступает на разогреве.

— Легко ли писать на русском?

— Это долгий процесс, на самом деле. Когда я пишу first draft, как это по-русски... черновик, я высылаю его друзьям и узнаю, все ли им понятно. И они мне говорят честно, все ли в моем тексте четко, отправляют обратно, и я переделываю. Когда у меня уровень владения языком будет лучше, я буду писать все сам, без помощников.

— Где и как снимался клип на  песню «Портрет снеговика»? Выглядит очень профессионально.

— Я снимал все в Уильямсберге, это очень хиповый район. Я все сам организовал, и это очень сложно, честно говоря. Я выступал в роли продюсера, прописал сюжет, нашел режиссера и моделей для съемки.

— А песня сама о чем?

— О человеке, который сошел с ума. У нас очень жестокая жизнь, и с ума можно сойти очень легко. Человек в «Портрете снеговика» не уверен, что в его жизни настоящее, а что искусственное, и кричит, обращается к миру за помощью. Он не знает, что делать, но надеется, что все может быть в порядке.

— Судя по клипу, для героя все закончилось плохо.

— Точно (смеется).

— На концертах люди нормально встречают ваши собственные песни или ждут только каверов?

— По-моему, нормально. Мне кажется, что большинство зрителей приходят на концерт, потому что верят в меня. Им нравится то, что делает Чейз Винтерс, не только каверы. Я никогда не слышал никаких жалоб, мол, почему не было песен «Сектора Газа» или «Гражданской обороны». В комментариях в интернете часто просят сыграть какие-то песни, иногда даже от групп, которых я не знаю, но вживую я могу играть то, что мне самому хочется. Но я всегда играю несколько песен, которые все знают.

— В провинциальных городах тоже хорошо встречают?

— Мне кажется, да. По-моему, на концерты там просто приходят люди, которые хотят послушать хорошую музыку. Никакого негатива вообще нет. Многие из тех, кто приходит там на концерты, никогда не слышали обо мне, и это круто, потому что у меня есть возможность впечатлять.

Иногда люди подходят: «эй», «привет», «hello» — просто потому что я иностранец, я экзотичный, наверное, немного (смеется). Для них необычно, что американец поет на русском. Они подходят, и это нормально, я считаю. Даже люди, про которых можно подумать, что они опасные...

Недавно я был в Питере, в районе далеко от центра, минутах в сорока-пятидесяти. И там был чувак в спортивном костюме, который сидел, как это называется? (садится на корточки)

На корточках!

— Да. «Squat» по-английски. И он мне сказал: «Эй, иди сюда». А я всегда думаю, что надо давать людям шанс. Поэтому я подошел. И он оказался очень приятным и добрым парнем! Он сказал: «Слушай, сейчас Чемпионат мира, многие, наверное, хотят тебя обмануть, будь осторожен». И это не первый раз!

Когда я был в Чемале, это Горный Алтай, я думал, что там люди будут бояться меня, спрашивать, зачем я здесь и все такое. Оказалось совсем наоборот.

Разница между Россией и США небольшая, везде есть плохие, агрессивные люди. Я даже больше скажу: мне кажется, с расизмом в США хуже, чем в России. Здесь людям просто любопытно, потому что у них мало опыта. Когда я был в Белокурихе, одна девушка подошла ко мне: «Ух ты, какие люди!» — но она не была злая, не встревоженная, она просто хотела знать, откуда я, ей было интересно. Не могу сказать, что у меня был какой-то негативный опыт в России хоть раз.

У вас есть любимая песня на русском?

— Сложно сказать! Сейчас мне очень нравится одна старая песня «Браво», чудесная что-то там... Забыл, как называется (смотрит в плеере). «Чудесная страна». Но если нужно выбрать одну самую любимую песню, это будет что-то из каталога Земфиры. Она моя любимая певица.

— А за русским рэпом следите? Не хотели бы попробовать себя в этом жанре? У вас ведь есть англоязычные рэп-треки.

— Я пытался сделать несколько куплетов на русском в таком стиле. Но если я буду делать что-то такое, то не из-за желания следовать тренду, а просто потому что хочу сделать что-то уникальное. Я не хочу следовать моде и делать то, что всем нравится, потому что я не могу сказать, что это вечно, что мода на это не пройдет. Если я сделаю что-то такое, это будет в моем стиле, это будет что-нибудь, чем я могу гордиться через 10 лет.

В США сейчас очень популярен трэп, вы знаете, да? И артисты, похожие на Фейса и Pharaoh. Я еще слышал этого, как его... Lil Morty!

— И как вам это все?

— (улыбается) Скажем так, это интересно. У Фейса тексты очень смешные. В США много такого есть — Lil Pump, Lil Yachty. Pharaoh мне нравится больше. Это такой интересный, запоминающийся поп-рэп. Я думаю, это полноценное творчество, а не просто желание быть в тренде.