телега фб инст вк
«Научился на ютубе». Школьник из Выборга завёл часы в старинной башне

«Научился на ютубе». Школьник из Выборга завёл часы в старинной башне

– В туманной дымке башня казалась мрачной. Приходилось лезть под забором, по лесам. Всё в грязи, в пыли, куски штукатурки и кирпича при сильном ветре падали и грохотали, – вспоминает Иван. – Надо было успеть завести часы, пока аккумулятор на фонаре не кончился.


Башня замолчала

Один из символов Выборга – часовая башня, которую начали возводить ещё в начале пятнадцатого века. В 1848 году на ней появился уже второй часовой механизм. Столетиями город жил под бой курантов. В 2014 году часы замолчали. Саму башню законсервировали. Выборжец Юрий Вдовин, который присматривал за ней 40 лет, в силу возраста уже не мог подниматься по лестнице. Так прошло два с лишним года.

Часовую башню в Выборге начали строить в конце 15 века

Горожане удивились, снова услышав знакомый звон. Удивились ещё сильней, когда узнали, что часы без посторонней помощи запустил простой старшеклассник Иван Першин, который проник в башню через дыру в заборе.

Часовых дел мастер

– Добро пожаловать в старинный город Выборг. Уже успели здесь погулять? – Иван спешит мне навстречу. С длинными волосами он похож на студента царских времён.

Молодой человек немного стесняется, когда я прошу попозировать на фоне средневековых развалин. И вообще сначала Першин немногословен, сдержан. Но потом, когда речь заходит о Выборге и его прошлом, он говорит всё охотнее, подробнее, и наша беседа превращается в трёхчасовую экскурсию.

Я тысячу раз смотрел одно и то же видео в YouTube, пытался понять часовое устройство.

– Идея у меня созрела в секунду. Просто стало обидно, что такая древняя башня, такие знаменитые часы никому не нужны. Да и было интересно. Сначала я боялся, что не справлюсь. Я ж гуманитарий. Но когда я посмотрел видео и уже в башне глянул механизм, страх прошёл, – вспоминает Иван. Школьник взял шефство над башней, на которую махнули рукой. «Чтобы мародёры не лазили», он повесил замок на дверь, ведущую к часам.

Иван и башня

Першин попросил друга сходить за компанию. Они вооружились фонарём и спешили к башне, оглядываясь по сторонам, чтобы вдруг никто не заметил. Сейчас Иван смеётся, когда вспоминает эти меры предосторожности. Никому до них не было дела.

– В октябре было довольно прохладно, моросил дождь. Но я не замёрз, потому что прыгал, крутился, ходил кругами вокруг механизма. Было пыльно, под ногами валялись пивные банки, бутылки от водки тоже. И я не забуду этот кошачий запах в башне, – поёживается Першин. Пока ребята копались с часами, стемнело. Но заряда аккумулятора на фонаре хватило точь-в-точь.

– Там всё было в более-менее рабочем состоянии. Никто ничего не отодрал. Хотя кто-то снял штангу, которая вела к одному из четырёх циферблатов со стрелками. Сначала я очистил конструкцию от грязи и пыли. Каждую шестерёнку. Часа три или четыре изучал, как всё устроено.  Для запуска нужно было накрутить одну катушку, для боя – вторую. Всё заработало, маятник стал отсчитывать секунды, – методично перечисляет Першин.

На одном циферблате стрелка сгнила, и, наверное, мародёры отогнули и забрали её. Потом я сварил её на отцовском сварочном аппарате. Правда, моя стрелка вышла тяжелее оригинальной и пришлось примотать к противовесу ещё пару сотен граммов.  

Чтобы отвадить от башни вандалов и любителей выпить в здании 15 века Иван повесил табличку с просьбой ничего не ломать и по башне не гулять. На всякий случай рядом пристроил старую нерабочую веб-камеру.

– Вроде бы все хорошо – тик-так. Я стоял в центре города и ждал колокольного звона. Время пришло, а звука нет. Думаю, что-то пошло не так. Только потом оказалось, что хорошо колокол  слышно лишь в старом городе, а ещё леса звук не пускают.

О необычном поступке школьника вскоре узнала общественность, стали писать российские и даже зарубежные СМИ. О средневековом Выборге и его уходящем наследии заговорили вновь и с удвоенной силой.

– Я хочу подчеркнуть: я их не чинил, я их завёл, –  отвечает студент.

Вообще он не любит расписывать подробности своего поступка и удивляется интересу к своей персоне. Першин повторяет вновь и вновь, что решить проблему с часами смог бы любой гуманитарий, что уже говорить о спецах-технарях. Лишь бы было желание. Но вот это желание из 80 000 жителей Выборга нашлось только у него.

Иван заменил минутную стрелку

– Часы пошли, колокол загудел, башня уже как-то по-другому смотрелась. Потом уже в интернете я прочитал у какой-то женщины, что слышен звук колокола, башня плачет. Как мне сказал наш журналист и краевед Коломойский, люди  за жизнь привыкли к звону, когда часы остановились, им было не по себе, – говорит Иван. – Получается, я эту тишину нарушил.

Вскоре одиннадцатиклассник стал следить за часами уже на легальной основе. В музее Выборгского замка ему предложили работу часового смотрителя. После уроков со своей полставки Иван покупал масло, чтобы смазывать части старинной конструкции. Некоторые горожане сначала беспокоились, не угробит ли неопытный парень такой раритет. Потом поостыли, поняли: раритет в хороших руках. Перенимал опыт Иван у Андрея Кудрявцева, хранителя времени в колокольне Петропавловской крепости.

– Он дал мне массу дельных советов. Так, главное спусковое колесо из твёрдой латуни порядочно износилось. Чтобы его часто не смазывать и сделать работу автономной, под колесо я подвесил баночку с маслом. Такой вот лайфхак, – говорит увлечённо Иван. – Часы немного спешили, и я экспериментировал с деталями, от которых зависит скорость. Идеальной точности, увы, из-за износа главного анкерного колеса достигнуть не удалось. Скорее всего, его скоро заменят. Даже на Петропавловке часы меняют скорость хода на пару секунд в неделю. Это нормально, учитывая их возраст.

Иван увлекается историей с детства. После эпопеи с часами он окончательно решил связать свою жизнь с музейным делом и заниматься градозащитой уже как специалист. Правда, Иван смог поступить в Институт культуры в Петербурге на музеологию и охрану памятников только на платное отделение.

Иван на рабочем месте

– На бюджет не попал. Увлёкся практикой, часами, а надо было больше заниматься теорией, лучше готовиться к ЕГЭ.

Сейчас часы снова молчат, ждут реставрации. Вокруг башни развернулась ремонтная площадка, внутрь путь закрыт. Рядом лежат остатки выборгского кафедрального собора. Башня служила его колокольней. Здесь ночуют бездомные и делают селфи туристы.

– Вот этот дом заброшенный. И вот этот. И вон тот, – проводит экскурсию по средневековому Выборгу часовых дел мастер.

Средневековый город местами похож на декорации военных фильмов. Выбитые окна, кирпичи под ногами. С развалин здания с граффити кусками свисает зелёная маскировочная сетка.

Чуть позже Иван останавливается около маленького домика с толстенными стенами. Кажется, что дверь со скрипом откроется и оттуда высунет нос какой-нибудь бюргер. Но пластиковые окна убивают мечту и возвращают в реальность. Это самый старый жилой дом в России, XVI век.

Самый старый жилой дом в России

– Загибается ли город? – Иван долго думает. – Отчасти согласен с этим. С другой стороны, в последние месяцы начали спешно реставрировать некоторые здания. Наконец-то нас, общественников, услышали. Правда, я боюсь, что могут сделать некачественно, что уже было. Реставрация на скорость – вещь не очень хорошая.

Финский город

Город окончательно перестал быть финским Виипури на исходе Второй мировой. Своё новое начало здесь нашли люди из сожжённых вермахтом советских городов и деревень.

Финский период особо интересует студента. В пригородах ещё можно найти много заброшенных зданий досоветской постройки. Иван исследует эти дома в поисках старых газет, журналов и других артефактов. Коллекция, которой могут позавидовать в музее и в замке, с трудом помещается в шести ящиках. Чтобы изучить экспонаты, Першин учит финский язык.

Со страниц старых финских газет 1932 года, с чёрно-белых групповых фотографий смотрят «лучшие люди города». Через несколько лет они оставят на плите тёплые кастрюли с кашей и навсегда покинут Выборг.

Финская пресса 1930-х годов

– Отопление, лифты, трамвай! Процветала торговля, суда ходили чуть ли не на каждый остров, – Иван загибает пальцы. – Когда смотришь старые фотки, кинохронику или газеты, чувствуешь, что это был совсем другой Выборг. Там не знали таких проблем, как затопленные подвалы и гнилая крыша, вандализм и жуткая грязь в подъездах. Мне бы хотелось, чтобы наш городок был так же развит и выглядел как раньше. Чтобы финны, которые приезжают в Выборг, спрашивали у людей: «Как вы тут живёте?» – а мы бы отвечали: «Лучше, чем у вас».