телега фб инст вк
«BearBike» — тот самый велосипед из выпуска «вДудь». Его делают в России

«BearBike» — тот самый велосипед из выпуска «вДудь». Его делают в России

В недавнем выпуске ютуб-канала «вДудь» Сергей Доренко в течение 1,5 часов давал интервью фоне велосипеда «BearBike». И это не реклама велосипеда.

— Когда вышел эфир, мне стали звонить друзья. А потом посыпались заявки: «Как купить велосипед, как у Доренко?», «Где взять такой же велик, как у Сергея?», «Я хочу «BearBike» из выпуска «вДудя», что делать?» Под конец сезона мы такого сюрприза не ждали, — рассказывает Николай Садчиков, 28-летний основатель компании «BearBike».

В центре внимания

Название «BearBike» Николай придумал вместе со своими друзьями 5 лет, в 2013 году. Тогда парни уже решили, что будут заниматься велосипедами, нужно было заказывать «наклейки» на рамы, а названия не было. Хотелось, чтобы звучало патриотично. Кто-то предложил «BearBike» — о русском медведе. Понравилось, запустились.

Я в велосипедах не сёк. Совсем. Ни разу. Будучи студентом, я понимал, что хочу заниматься бизнесом. У меня уже был небольшой магазин головоломок, но я мониторил разные форумы. На одном из них я увидел, что американской велосипедной фирме «PureFix», нужен дистрибьютор в России. Я написал им. У меня не было ни магазина, ни склада, ничего. По каким-то причинам они согласились работать со мной, а другим, даже крупным магазинам, отказали. Почему? До сих пор не знаю.

Николай продал несколько десятков велосипедов, но его смущало, что он работает на чужой бренд. И в любой момент «американскую конфетку» у него могут отнять.

— Представляешь, я работаю, стараюсь, но понимаю, что мне однажды скажут: аля-улю, Колян. В 2014 году я «вычислил» заводы, которые делают велики в Китае, запросил прайсы, выяснил, что запустить свой бренд будет намного дешевле, чем перекупать у других. Ну, я и запустил. Правда, первые «бирбайки» полностью копировали внешне другие велики, но мы быстро это исправили, — объясняет Николай.

В России хороших деталей для велосипедов не делают. Есть завод по производству резины, но Николай называет его «беспонтовым». Садчиков окончил факультет полимерной химии, поэтому говорит, что качественной российскую резину не назвать. «Stels» и «Forward» делают алюминиевые рамы и обода, но, во-первых, они подходят только для самых простых моделей. А во-вторых, они дороже китайских, хотя качество изделий из «Поднебесной» действительно хорошее. Алюминий китайцы, кстати, покупают в нашей стране.

Велосипед в городе

Садчиков приехал на китайский завод, где производят детали велосипедов. Там же их собирают. Николай попросил расписать ему: сколько стоит в долларах каждое действие по созданию велосипеда. Он понимал, что «руки» китайцев стоят дорого, в России их работа стоила бы гораздо дешевле. Но как это использовать в бизнесе еще не решил.

Вернулся в Москву. В 2015 году здесь проходила премия «Золотая педаль», где собрались все представители велобизнеса и велоспорта. Николай выставил «BearBike», стал общаться с коллегами. К нему подошел мужчина:

— Ха-ха, хи-хи, болтали. Он стал говорить, что скоро экономический кризис нас всех «нагнет», что доллар будет 83 рубля стоить. Я это понимал, но не знал, куда повернуть, чтобы «в космос» не улететь со своими великами. Оказалось, что беседовал я с главным снабженцем компании «Stels». Игорь Олев знал все цены, тенденции на мировом рынке. Я стал с ним консультироваться после этой встречи довольно часто. Как он меня не послал, не знаю. На тот момент я все еще слабо представлял себе: что такое велосипед, — говорит Николай.

Понять велик «от» и «до» Николай смог, когда ему позвонили из китайского завода. У них остались рамы, рули и колеса, которые они готовы были отдать «Бирбайку» с хорошей скидкой. Это была первая самостоятельная сборка велосипеда «BearBike».

— Я понял, насколько это дешево, — говорит Николай. — Велики нам из Китая продавали контейнерами. В один контейнер входит 355 собранных велосипедов, а разобранных — 700. А логистика одна и та же. Экономия получается приличная.

Игорь Олев ушел из «Stels», начал работать с Николаем. Составили новый бизнес-план, через интернет нашли инвестора:

— Если нам уже можно давать советы начинающим бизнесменам, то я бы порекомендовал никогда не связываться с инвесторами. Ты берешь чужие деньги, а отдаешь — свои. Это психологически давит. Можно брать деньги, когда бизнес растет, рынок развивается, и ты понимаешь, что в ближайшее время заработаешь в четыре раза больше. Спокойно отдашь, что занимал. Но даже «в два раза больше» — это недостаточно, — советует Николай.

Велосипед в помещении

Велосипедный сезон в России очень короткий, а все вопросы с инвестором были официально разрешены только зимой 2016 года. Поэтому принимать бизнес-решения в этой сфере пришлось быстро. Инвестор дал обещанную сумму не целиком, а несколькими траншами. Чуть задержали перевод средств — позже пришли детали велосипедов — опоздали с продажами — понесли убытки. Чтобы уменьшить расходы, велики собирали самостоятельно вместе с мастерами из «Stels».

Николай сравнивает бизнес с резким вливанием инвестиций с лошадиными бегами. Скакун бежит в своем темпе, а ты ему адреналин резко вкалываешь. Он бежит быстрее, но потом сердечко болит. И с прежней скоростью уже не «рванет». С «BearBike» было также: получили деньги, начали быстро делать закупки, менять склад, продавать в сезон все, что собрали... а потом поняли, что так долго не выдержать. Нужна оптимизация велобизнеса.

— Мы ездили неоднократно в Китай, чтобы лично общаться с владельцами заводов. Чтобы они видели: вот мы, мы нормальные, мы действительно работаем, а все неполадки с переводами денег, таможнями и сроками — это были временные трудности. Сейчас мы наладили систему работы. Этот сезон у нас прошел успешно: продали больше двух тысяч велосипедов. Вернули инвестору его деньги, планируем заключить сотрудничество с компанией «Forward». Постепенно мы приходим к тому, чего хотели, но сначала надо было обосраться, видимо, — говорит Николай.

За все время существования «BearBike» продали около семи тысяч велосипедов. Оборот компании сейчас — 23 миллиона рублей в год.

У меня уже кипела голова, когда я понял, что нужно заниматься еще и маркетингом. Поэтому в начале я доверился опыту коллег, послушал их советы и обратился в одно из крупнейших агентств маркетинга в Москве. Деньги ушли, как в трубу. Я теперь понимаю, что это агентство работает на потоке: они не погружаются в тему, не копают, не ищут новые маркетинговые решения. Сегодня продвигают велосипеды, завтра рис, послезавтра уток... все по одному шаблону.

Садчиков подчеркивает, что вся история «BearBike» — это метод проб и ошибок. Попробовали с агентством интернет-маркетинга — не получилось. Решили заявить о себе на краудфандинговых площадках — получилось, успешно продали велосипеды под конец сезона. Да, со скидками, но все равно остались в плюсе.

Детали велосипеда

«BearBike» участвуют во многих массовых мероприятиях: «Пикник Афиши», «Faces&Laces». Основная цель — получить узнаваемость бренда. Продаж на таких тусовках нет. Зато люди прокатились, присмотрелись, запомнили. Потом, когда им захочется свой велосипед, скорее всего, они вспомнят о том, на котором уже катались по Парку Горького и было прикольно.

Была попытка работы с пиар-агентством: оно готовило статьи о «BearBike» и с участием «BearBike», затем пыталось пристроить их в различные СМИ. Но, по словам Николая, этот метод будет работать на долгосрочную перспективу: закинул статью, она лежит на каком-то сайте, а потом выстреливает, когда тема снова становится актуальной. Для быстрой узнаваемости бренда этого недостаточно.

— У нас был очень классный и быстрый отклик после того, как «BearBike» засветился в «Дневнике хача», — рассказывает Николай.

Амиран Сардаров написал в своем инстаграме, что хочет велосипед. «BearBike» подсуетились и подарили ему велик. В блоге Амиран на нем прокатился, потом стильно повесил его в своем офисе на стену. А в другой серии Олег Майами и рэпер T-killah начали дурачиться с «бирбайком», кататься по офису. Заявок после этого выпуска много.

— От старых отзывов есть отклик до сих пор. Актер Александр Петров, например, ездил на нашем велике, а все его фанаты и сегодня хотят «так же, как он», поэтому приходят к нам и покупают. В настоящее время Петрова вряд ли можно с такой легкостью пригласить в маленький магазин велосипедов. Правда, мы уже и не пытаемся. Этот сезон вообще практически не вкладывались в раскрутку ни в каком формате. Мы нормально себя чувствуем.

Наталия Хомякова

Автор: Наталия Хомякова

классный автор, хороший человек