телега фб инст вк
Девушка из Ростова проехала автостопом через Дагестан и Чечню

Девушка из Ростова проехала автостопом через Дагестан и Чечню

Многие россияне любят автостоп и с удовольствием путешествуют так по всей России. Но насколько это безопасно? Особенно если ты девушка, которая отправилась стопить в Дагестан и Чечню.


Чечня и Дагестан до сих пор у многих ассоциируются с чем-то опасным: сказывается военное прошлое, многочисленные контртеррористические операции, а также строгие местные нравы.

Однако в том, что касается автостопа, это лучшие регионы России. Почему? Об этом нам рассказала девушка, которая с другом тормозила машины на местных дорогах.  

Ольга Цветкова, помощник юриста из Ростова-на-Дону, ездила в апреле 2018

Дорога межу Баксаном и Бесланом

— Перед дорогой мы решили, чтобы не было проблем, изменить статус и сделать вид, что мы пара. И я озаботилась внешним видом, надела максимально свободные джинсы.

Сначала мы отправились в Баксан (Кабардино-Балкария).

Нас подсадили двое ребят-чеченцев, очень хорошие, угостили нас кофе. Правда, у них пистолет был с собой, мне сначала некомфортно из-за этого немного было.

Мне один из них говорит: «А, Оль, ты увидела пистолет, испугалась, наверное, на посмотри». И дал мне посмотреть! Нормально вообще! Шутил еще, что, мол, лучший русский друг чеченца этот пистолет.

Мы приехали в Баксан, провели один день с нашими друзьями и двинулись дальше. Четкого плана у нас не было. Мы заехали в школу в Беслан, в которой теракт был, а оттуда решили доехать до Махачкалы и посмотреть там футбольный матч.

Дагестан

По пути в Махачкалу мы подсаживались уже вообще без проблем, максимум минут 10 стояли, доехали очень быстро.

В самой Махачкале нравы, конечно, куда свободнее, чем в горной части Дагестана. Там вообще никаких проблем не было.

Манера езды в Махачкале потрясающая, они пристегиваются, но это единственное ПДД, которое они соблюдают!

Дальше мы поехали в горный Дагестан. Мне там безумно понравилось. Машина нашлась сразу, мы еще даже стопить не начали, я просто шла с вытянутой рукой. Улыбчивый мужчина отвез нас к Сулакскому каньону, даже поднялся с нами, потом уехал.

Там мы встретили парня с альпинистским снаряжением, его зовут Курбан, и он нам рассказал целую историю, как он работал на местной ГЭС, попал под радиацию, из-за чего у него выпали все волосы. И вот он теперь по совместительству работает скалолазом, снимает людей, которые падают.

Он нас пригласил к себе домой, отвез, накормил, напоил, дал с собой компота три бутылки, варенья, всего, что можно было. Мы собирались дальше в горы, на Гунибское плато. Он отвез нас до развилки, поговорил там с гаишниками, и они вместе начали нам машину стопить! Они больше мешали, чем помогали, но это было так весело! Остановили нам машину в итоге, мы сели.

Старый Кахиб

Останавливались на постах, там спрашивали наши документы, проблем вообще не было в этом плане, их больше удивляло, что я родом из Южно-Сахалинска, а мой друг родился в Потсдаме, при том что мы ехали из Ростова.

Нас высадили у другого поста ГАИ, там у нас снова проверили паспорта, поугорали, мол, ребята, осторожно, тут вон ушли одни и не вернулись. Мы посмеялись и дальше пошли.

Пешком там нереально было идти, мы, может быть, и хотели бы, но не тут-то было: кто-то все время хотел нас подвезти. Мы только начали идти, как из мастерской выбегает парень и кричит: «Стойте, ребята, вы куда!» Мы говорим, что в Гуниб собрались, и он повез нас. Его звали Мага.

Едем, а времени уже было часов пять вечера, он и говорит: «Ребят, уже поздно, давайте поедем ко мне домой, у меня там жена, мама, ребенок, мы вас накормим, спать уложим, а с утра я вас отвезу в Гуниб».

Это потрясающее гостеприимство, конечно, реально восхищало. Мы не бронировали никакое жилье, нас все звали к себе.

Вечером нас все-таки свозили в Гуниб. Правда, мне мой друг сказал, что Мага сначала меня брать не хотел, мол, пусть Оля с мой женой дома сидит, а мы поедем. Но в итоге мы все-таки вместе поехали.

Боже, как они гоняют по этим горам! Там до обрыва метр, а он такие повороты выделывает, и страшно, и классно одновременно. Мы покатались, потом вернулись домой, переночевали. Очень хорошая семья у Маги, звали нас летом к себе, мы с ними поддерживаем связь, фотографии им скидывали.

Мага с семьей и Олей

С утра мы вернулись к развилке, помахали знакомым пограничниками, что мы живы, и пошли дальше.

Перед поездкой в горный Дагестан нас пугали, мол, куда вы собрались, там ваххабиты, опасно, но мы ни разу не встретили ничего, чего стоило бы испугаться. Мы спрашивали у местных жителей, они говорят, что здесь уже три года ничего такого нет. Они все делают для того, чтобы люди перестали считать их регион опасным.

Мы хотели в этот же день успеть в Чечню, но застряли перед самым горным перевалом в Ботлихе, было уже темно. Мы стояли и стопили, люди останавливались, но все ехали куда-то не туда. В итоге подъехал мужчина и говорит: «Вы сейчас не уедете, давайте ко мне, у меня заночуете».

Думаю, что если бы ко мне в Ростове кто-то подъехал и предложил переночевать, это было бы очень странно. А там это казалось естественным.

Мужчина, Гарун его звали, привез нас в такую горную деревенскую местность. Семья у него тоже очень хорошая, жена и три девочки.

Утром он довез нас до развилки. Мы добрались до вершины, с которой нужно было идти в Чечню через перевал.  Там мы шли пешком час-полтора, было очень круто: ты в горах, тебе деваться некуда, и ты просто идешь и наслаждаешься моментом.

Чечня

Мы хотели добраться до озера Кезеной-Ам, нас подвезли местные ребята. Они нам дали баночку мохито. Безалкогольный, конечно. Алкоголь в Чечне категорически запрещен, даже ввозить нельзя. По пути один из них говорит: «Да что вам тут смотреть, горы и горы, это же неинтересно, то ли дело у вас там!» А ему друг говорит: «Это тебе горы неинтересны, ты тут вырос, а они там выросли, им там эти степи неинтересны».

Оттуда мы поехали в сторону Грозного. Что мне сразу понравилось в городе мы идем, а там табличка: найдены деньги, кто потерял, просьба позвонить по такому-то телефону.

Пошли гулять. Я была в свитере и джинсах, и вот тут начались некоторые неприятности, связанные с моим внешним видом. На меня очень много смотрели, хотя девушки там явно более свободного нрава были, чем раньше (мой друг раньше туда ездил). А на следующий день мне кто-то сигналил, кричали что-то нехорошее. Думаю, это связано было с тем, что я в джинсах, не знаю. Мой друг еще злился из-за этого, а я внимания не обращала.

Но как нам сказал потом один мужчина, который нас уже из Грозного вез: дураков везде хватает, настоящий чеченец не будет себя так вести.

Дальше мы поехали в Ингушетию.

Ингушетия

Мы собирались в Джейрах (село на границе Ингушетии с Северной Осетией), и один парень-ингуш, который нас вез, дал нам свой номер на случай, если нам будет негде переночевать.

В Джейрахе нам пограничники посоветовали дальше не ехать, время было уже позднее.

Мы пошли обратно. А там у речки компания устраивала пикничок. Они нам говорят: «О, это про вас говорили пограничники, что там  ребят надо подвезти?» Мы ответили, что да, наверное, про нас. Они предложили нам посидеть с ними, у их «главного» был праздник.

Компания состояла в основном из взрослых мужчин, и я там была единственной женщиной. Они сказали: «Женщин не принято звать на застолье, но ты, Оля, наш желанный гость». Они очень за мной ухаживали, следили, чтобы мне было комфортно. В Ингушетии я вообще про много всяких традиций узнала.

Например, там сын не может сидеть за одним столом с отцом. Как сказал потом принимающий нас мужчина, если настанет день, когда мой сын сядет со мной за стол, он мне больше не сын.

Мы с ними хорошо посидели, а потом они нас повезли в сторону города. По пути мы позвонили парню, который нас к себе зазывал, Тимур его зовут, он приехал, и нас перекинули к нему.

Джейрах

У его семьи там новый дом, рядом магазинчик и еще домик. Нам там рассказали еще про одну традицию: оказывается, после того как мужчина женится на девушке, он больше никогда в жизни не видит свою тещу! Когда она приезжает, он уходит из дома!  Я такая: это как вообще? А вот так!

Наутро они нам говорят: «Если вы не были в горах Ингушетии, считайте, не были в Ингушетии. Поехали, отвезем вас туда». Надавали полный пакет еды и питья, отвезли в Джейрах, провели экскурсию, а дальше уже застопили нам другую машину, и парень-пограничник отвез нас в Осетию. Дальше мы ехали в Баксан и оттуда уже двинули домой.


После того, как стопишь в Дагестане, Чечне и Ингушетии, а потом возвращаешься в Ставропольский край, разница очень чувствуется, конечно. Если в Дагестане ты не стоишь больше десяти минут, то тут мы стояли, наверное, час-два.

Озеро Кезеной-Ам

Одна бы я на Кавказ, если честно, поехать не рискнула бы, хотя там нам попадались исключительно хорошие люди. Все равно девушка есть девушка. Общались они все равно в основном с моим другом. То есть его воспринимали как личность, а меня скорее как некое дополнение.

Кстати, вот я была уверена в том, что у мусульманских женщин меньше прав, но я посмотрела на них, пообщалась и поняла, что они себе ущемленными совсем не чувствуют, вполне счастливые.