телега фб инст вк
Пациенты психбольниц пишут техно, рисуют и берут интервью

Пациенты психбольниц пишут техно, рисуют и берут интервью

У многих психиатрия ассоциируется с решетками на окнах, смирительными рубашками и галоперидолом. Отчасти так оно и есть. Хотя применяются и другие меры. В психоневрологическом интернате под Петербургом пишут электронную музыку и выступают с ней на концертах и фестивалях. В Ульяновске пациент психбольницы рисует сам и учит других, а потом организует выставку. В бывшей «Кащенко» вещает радио, ведущие и авторы которого – пациенты.


В психоневрологическом интернате делают техно, с которым выступают на концертах

Сотруднику благотворительной организации «Перспективы» Роману Можарову 25 лет. Три с половиной года он работает в психоневрологическом интернате №3 в Петергофе, где учит делать электронную музыку людей с психическими и ментальными особенностями. Под его присмотром подопечные создали группу «Build Your House Underground», выпускают альбомы и выступают на концертах.

Можаров отучился в колледже на технической специальности, отслужил в армии и искал работу по душе. Он попал в интернат по совету друга, который проходил там альтернативную службу. Там Роман Можаров стал вести занятия, помогать людям с техникой, обучать компьютерной грамотности.

– В интернате живут люди разного возраста с разными нарушениями. Среди них встречаются пациенты с сильной формой умственной отсталости, а есть те, кто может показаться совершенно здоровым. Например, страдающие сильными эпилептическими припадками. У кого-то нарушения двигательного аппарата, – рассказывает Роман Можаров. – Через полгода, в январе 2016, возникла идея заниматься с ними музыкой.

Это желание случайным не назовёшь. Можаров уже несколько лет экспериментирует с электроникой, раньше работал ди-джеем. Он установил на компьютер несколько простых музыкальных редакторов, принёс пару дешёвых midi-контроллеров и дело пошло.

В этом проекте участвуют многие пациенты интерната. Процесс звукозаписи выглядит по-разному. Часто всё зависит от диагноза. Кто-то в состоянии делать целенаправленно и даже самостоятельно, а кто-то просто исследует звук, крутит ручки и нажимает кнопки.

Роман Можаров на занятиях по звукозаписи

– Ребята попробовали и им очень понравилось, – говорит Можаров. – Уже в процессе мы создали группу «Build Your House Underground». За полгода у меня скопилось порядочно материала, я послушал и решил, почему бы это не издать, это же очень классно. Это экспериментальная музыка, шумовая электроника, то, что мы называем жанром эмбиент.

Качество звука улучшалось, появилась новая техника. Он отправил несколько треков на разные музыкальные лейблы Германии и Нидерландов.


– Я знаю, что социальная сфера там развита гораздо лучше, чем в России. Я сам видел, был на стажировке в Германии. Музыкальные студии у них потрясающие, – объясняет Можаров. – Там публика более открытая к материалам такого рода. В немецкой звукозаписывающей компании «Spheredelic» мы получили очень хороший отклик, и наши материалы издали.

У одного из участников группы Константина Саламатина позже вышел сольный альбом «Solomon Keys» на немецком лейбле «Spheredelic». Сольник даже удостоился похвалы популярного композитора и ди-джея Ричарда Дэвида Джеймса, больше известного, как Aphex Twin и был опубликован в его  плейлисте на YouTube с припиской: «Как же хорош».


– Это большой успех для Кости. Он дышит музыкой, для него это очень важно, – комментирует Роман Можаров.

Самое поразительное, что у 35-летнего Константина не двигаются руки и ноги, ему сложно говорить, а управляет компьютером он с помощью закреплённого на голове стилуса.

Группу стали приглашать на концерты. 5 августа этого года они выступали на Дворцовой площади. Альбомы получили множество положительных откликов от заграничных музыкантов и слушателей. Хотя есть и хейтеры, которые пишут: «Скорее бы ввели эвтаназию, зачем на мучения эти смотреть, музыку из них вытягивать».

Build Your House Undergroun на Дворцовой площади

Далеко не все участники проекта могут сами выступать на площадках. Иногда тому виной недоступная для инвалидов среда, а у кого-то диагноз, который не позволит и вовсе покинуть стены интерната. Но их композиции звучат в записи и опубликованы во Всемирной паутине.

Сам Можаров результатами своих подопечных доволен и считает, что состояние многих из них заметно улучшилось.

– Я вижу серьёзный прогресс, я вижу, как они загораются, – комментирует Роман Можаров. – До своей работы в интернате мне было их очень жаль. Но жалость – это последнее, что они хотят. А им только нужна помощь и понимание, что они не одни.

Пациент психбольницы организовал выставку картин

Некоторые психиатрические больницы активно применяют арт-терапию. Отвлекаясь от мрачных дум, больные переносят на бумагу и холст свои переживания. Иногда эти рисунки выходят за пределы «жёлтого» дома и демонстрируются публике. Как правило, сотрудники клиники договариваются с галереями или размещают картины на своей площадке.

Куда реже организацией необычных вернисажей занимаются сами пациенты. Так, в мае этого года в креативном пространстве «Квартал» в Ульяновске прошла выставка людей с психическими отклонениями «Глас Тамас».

Тамас – это гуна или качество материальной природы в индуизме, воплощающая тьму, невежество и безумие. «Данные работы – это необыкновенные продукты больного разума, грязный абстракционизм, неоднозначный символизм», – читаю в анонсе.

А всё началось с того, что пациент областной психбольницы имени В.А. Копосова Дмитрий взялся за кисть и пристрастил к этому делу других больных.

Ему 27 лет. Рисовать он стал в прошлом году. Большую часть работ сделал, когда лечился в больнице. О том, как он там очутился, молодой человек не говорит, зато рассказывает подробно о творчестве.

Выставка «Глас Тамас»

– В больнице сначала все меня принимали за батюшку, у меня же длинные волосы и борода. А потом один пациент спросил: «Ты часом не художник?» Ну, я сказал, что художник, – вспоминает Дмитрий. – До этого у меня уже было несколько экспериментальных работ.

У этого пациента оказались краски. В больнице он написал сказку и хотел найти иллюстратора. Дмитрий приступил к работе.

Картины пациентов психбольницы

– Бывает и облегчение, и чувство дискомфорта, когда работа сопротивляется. Нужно это побороть, перепрыгнуть через собственную тошноту, которая иногда возникает, и только тогда работа получает энергетическую насыщенность, – объясняет художник. Также он признаётся, что занятие искусством помогает ему снять сексуальное напряжение.

Месяца через три или четыре Дмитрию пришла в голову мысль учить рисовать других пациентов. Медики дали зелёный свет.


Один из авторов считал себя «президентом преисподней» и создавал новые миры, другой – взрослый больной, внутренний возраст которого не превышает пяти лет, третий – молодой мужчина, который разрабатывал на тетрадном листе трудовой лагерь и другие.

Когда Дмитрия выпустили из больницы, он позвонил в галерею и договорился о выставке. На суд публике были представлены полсотни картин. Дмитрий считает, что эта арт-терапия принесла многим заметное улучшение:

– Привезли парнишку, днём он лежал молча, ни на что не реагировал, а по ночам кричал. Потом стал немного ходить, но молчал, никто его не мог разговорить: ни врачи, ни пациенты. Бормотал себе что-то под нос. Однажды он увидел, что мы рисуем – застыл. Я это заметил, усадил за бумагу, – говорит организатор выставки. – Он взял кисть и начать писать какие-то бессвязные слова по-английски, очень увлечённо этим занимался. А через несколько дней стал разговаривать, его состояние улучшилось. Да и у других настроение поднималось. Арт-терапия – действенная штука.

В «Кащенко» вещает первое в России радио душевнобольных

В небольшой комнате за столом с микрофонами сидят люди. Мужчины и женщины с серьёзными лицами. Радиоэфир уже длится около часа.

– Есть нечто, на мой взгляд, более страшное, чем хаотичная радость или безудержный гнев. Это отсутствие всяких эмоций. Вот это действительно приближает нас к преисподней.
– Мне как-то завидовал один пациент, говорил, что у тебя хоть депрессия, хотя бы чувство переживания. А что делать, когда вообще пустота. Это самое страшное.
– Есть же такое понятие, как амбивалентность. Это тоже, кстати, тяжелая штука.

Это радио называется «Зазеркалье», а его ведущие вещают прямо из корпуса психбольницы №1 имени Н.А. Алексеева, больше известной как Кащенко.

Эфир на радио "Зазеркалье"

Создать радиостанцию руководству психбольницы предложила студентка журфака МГУ Татьяна Щербакова. В Барселоне она побывала на радио, которое делалось силами пациентов. В Москве восприняли идею на ура. С 2015 года «Зазеркалье» стало вещать в прямом эфире. Татьяна вскоре уехала, но успела привлечь к этому делу свою подругу Дарью Благову, тогда третьекурсницу журфака, которая и стала главным редактором "Зазеркалья".

Сегодня на радио восемь человек – половина участников. Из пришедших на эфир трое, включая Дарью Благову, – без справки. Кто-то отсутствует по медицинским причинам.


Раньше Даниил был журналистом, писал про IТ и гаджеты. А потом болезнь усилилась. Со временем на то чтобы преодолеть усталость, стали уходить все силы. Появлялись всё новые и новые симптомы. В какой-то момент жизнь превратилась в ад.

Пришлось искать помощи. Даниил попал на радио в 2015 году и признаётся, что ожидал увидеть на «Зазеркалье» совершенно другую картину:

– Я думал, это какой-то кружок, чисто в виде терапии. Знаете, когда все сидят рисуют, общаются или разыгрывают театральную постановку. И там обычно по людям видно, что с ними что-то не так. А тут гляжу, сидят на лавочке стильные, жизнерадостные и абсолютно нормальные с виду ребята.

У «Зазеркалья» много разных рубрик. Здесь говорят об истории, поэзии, философии, мистике, музыке, архитектуре, любви, отдыхе, проблемах семьи, обсуждают и Маяковского, и рэпера Face.

Обсуждают обстоятельно, сразу заметно, что ведущие готовятся к эфиру. А ещё видно, что стараются говорить о том, что интересует их самих. Поэтому часть передач так или иначе касается психиатрии.

Гостями студии и героями интервью становятся разные люди. Среди них уже были Андрей Макаревич, Макс Покровский, Андрей Бильжо, Антон Черняк-Шило, солист "Кровостока". Правда, ведущие стараются не вещать на политические и религиозные темы, чтобы избежать конфликтов и споров.

– Гостям приходится туговато. Того же Бильжо они периодически сажали в галошу. Он не только писатель и карикатурист, но и психиатр, кандидат медицинских наук. Их познания были достаточно глубоки и ему пришлось работать в полную силу, – объясняет руководитель реабилитационного отделения психиатрической больницы Аркадий Шмилович.

В основном радиоведущие имеют высшее образование и профессию. Средний возраст — немного за 30. Архитекторы, журналисты, филологи, психологи, рекламщики. Некоторые из них заболели в молодом трудоспособном возрасте.

Работники больницы считают, что работа на радио даёт пациентам лечебный эффект.

– Это дисциплинирует. Всё-таки регулярная деятельность в отсутствие работы и постоянной активности. Часто мне не хочется ни с кем общаться, вести социальную жизнь, а сюда прихожу и переключаюсь, – объясняет Даниил.

– У меня тоже бывает, что с утра как-то не очень, а после эфира становится лучше, – добавляет Ася, похожая на учительницу. Перед планёркой в соседней аудитории она музицировала на фортепиано. На радио девушка, филолог по образованию, отвечает за литературную страницу.

Ведущие «Зазеркалья» уверены, что со временем проект может перерасти в серьёзный медиа-ресурс, ведущий просветительскую деятельность, рассказывающий о том, что душевнобольные люди такие же, как и все остальные, и им есть, что поведать миру.

– В детстве всех пугали шизофренией, Кащенко, и прочими вещами, – продолжает Даниил. – Стереотипов много, понимания мало, говорить о расстройствах в России начали сравнительно недавно. Чтобы что-то изменилось, нужно много лет просветительской работы. Вот этим мы на радио и занимаемся. Хотим рассказать о том, что нас волнует, что мы такие же, как и все, что радио «Зазеркалье» – это нормально.